Валерий Аллин (val000) wrote,
Валерий Аллин
val000

Юность

Ничего особенного в моей жизни в этот период не произошло, может за исключением одного-двух событий, но именно в то время формировалось моё будущее. В целом школа была у меня обыкновенная. Хорошие и в основном честные учителя. Должен отметить, что провинциальные врачи (о них речь впереди) и учителя - люди особенные. Я это понял позже, уже живя в Ленинграде. В провинции это люди состоявшиеся, в противоположность столичным “неудачникам”. У них крепкая психика и уверенность людей, удачно делающих “their best”. Почти каждый из встреченных мной был личностью и “самых честных правил”. Простой пример – главврач одной из клиник города и друг моего отца доктор Ламейко. Имея только одну ногу и будучи уже в преклонном возрасте, он каждый день и в любую погоду ездил на озеро плавать, пока оно не покрывалось льдом.

Он, кстати, один раз сильно меня удивил. У меня после удаления гланд отходил местный наркоз. Ощущение можно было сопоставить с медленной заливкой свинца в горло. У меня начиналась паника, и я попросил позвать врача. Пришёл Ламейко, сел на мою же кровать, и начал говорить что-то типа “всё в порядке, ты молодец, хорошо держался во время операции … “ А потом положил мне на грудь руку и сказал: “Ну вот и всё”. Боль и паника исчезли мгновенно, и я подтвердил: “Всё”.

Вообще, я был довольно болезненным ребенком и в больницах провёл немало времени. Может, это и повлияло на мой первый выбор профессии. Впрочем, отец видел меня музыкантом уровня Ван Клиберна. Его интересовали только мои оценки в музыкальной школе. Я должен был заниматься игрой на фортепиано три часа каждый день. На среднюю школу времени почти не оставалось. Школьные учебники мы закупали летом. Я их сразу прочитывал и практически к ним уже не возвращался. Домашнее задание делал прямо на предыдущем уроке. Знания черпал в основном из энциклопедий и книг серии “Эврика” в ближайшем читальном зале. Когда вызывали к доске, я часто не помнил, откуда информация, которую я излагаю. Поэтому мои оценки в средней школе скакали от 2-х до 5. В десятом классе я понял две вещи. Первое, что я не хочу идти в муз училище. Второе, что для мед института нужны хороший аттестат и характеристика. Надо сказать, что, несмотря на обычность школы, класс наш был весьма необычен. Его не подбирали. Мы были вместе с первого класса, но двое моих товарищей абсолютно заслуженно получили золотые медали. К сожалению, их судьба сложилась далее самым нелепым образом. Заика и абсолютно неуклюжий Шпарук стал военным связистом, а Юхимчук вроде даже дослужился до отряда космонавтов, но был списан из-за язвы желудка, работал военруком в соседней школе, затем в милиции. Он умер от инфаркта три года назад.

С аттестатом у меня проблем не получилось - я сдал выпускные практически на одни пятёрки, а для характеристики и опыта мы с другом пошли искать работу в морге. Мест не было, и нас направили в травматологию. Я проработал там месяцев 6. Незабываемый опыт. Я помогал в приёмной и операционной, выносил покойников и части тел оставшихся в живых. Видел самоотверженность врачей, пашущих днём и ночью. В ординаторской у них висел, кстати, лозунг на латыни: “Светя другим, сгораю сам”. Я увидел врачей с другой стороны. Людей, уставших от физического и морального груза: заранее знающих, кто когда умрёт, и кому отрежут ногу, но улыбающихся, дарящих надежду. “Ну как сегодня наши дела? Ну ничего, ничего …” С тех пор я испытываю к ним глубочайшее уважение.

Впрочем, в мединститут я так и не поступил, поскольку поехал поступать без подготовки. Наглость – второе счастье даже в этом случае. Я вдруг понял, что меня интересует не профессия врача сама по себе, а устройство человека, тайны его психики, жизнь и смерть. Прозрение мне стоило дорого – пришлось идти в армию, но о ней в следующей главе. В качестве предисловия скажу, что еще в школе хулиганы из старших классов меня не трогали и говорили, что я должен гонять всю школу. Гонять я никогда никого не собирался, но когда в армии “деды” мне начали говорить, что я буду гонять весь этаж (3 роты) я задумался о причинах.

И ещё, если бы я не попал в армию, меня наверно убили бы или посадили. Город был разделён на районы, контролируемые хулиганскими группировками. В конце концов, очередь дошла и до дележа нашего двора. Нас было человек 20. Все занимались спортом и хорошо учились. Вечерами брали боксёрские перчатки и ходили в парк “на турник”. Когда дошло до дела, мы быстро расправились с агрессивными соседями, но тучи сгущались: среди нас не было дипломатов, желающих налаживать отношения с сильным объединившимся противником. Мы ушли в армию почти все одновременно, но перед уходом уже приходилось драться с сильно превосходящими силами. Моего друга Шурика как-то били сразу человек 40. Нас было трое, но тогда в парке узнали только его. Нас скрутили человек по 5 на каждого, а его били остальные. Я думаю, то, что каждый хотел ударить его ногой, его и спасло. Они сильно мешали друг другу. На следующий день он был весь в ссадинах, но ничего серьёзного. Позже он закончил Ленинградский физфак и сейчас успешно занимается своим бизнесом в Питере.

(Следующий), (Дефрагментация памяти), (Содержание)
Tags: Дефрагментация памяти, Мировоззрение
Subscribe
promo val000 november 24, 2016 11:48 25
Buy for 1 000 tokens
Добавил раздел "телеспектакли" и проверил ссылки в списках лучших фильмов (предлагайте ваши любимые фильмы для включения в список!). Теперь их снова можно смотреть онлайн: Телеспектакли Художественные фильмы Сериалы и многосерийные фильмы Фильмы и мультики для детей (Следующий пост),…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →