Валерий Аллин (val000) wrote,
Валерий Аллин
val000

Точка зрения. Академик Инге-Вечтомов о науке, лженауке и генной инженерии.

File00ww43(выдержки из интервью умнейшего человека, генетика, академика, моего бывшего учителя по генетике и декана нашего факультета в ЛГУ, Сергея Георгиевича Инге-Вечтомова)

— Остановить утечку мозгов не получается?
— Это вопрос не ко мне, а к Государственной Думе, которая любит запрещать. А надо не запрещать, а соблазнять, нужно помочь ученым с финансированием. Что толку, если профессор получает столько, сколько публичная женщина, а то и меньше! Очень важно, чтобы у науки был некий общий фон, а не ФАНО (Федеральное агентство научных организаций. — Л.К.), которое ассоциируется с… фановой трубой. В терминах прежнего времени — это вредительство чистой воды. У нас декларируется, что всё должно быть на конкурсной основе, преференции, гранты — только лучшим. Но чтобы были лучшие, нужен фон, пусть зарплата на среднем, но достаточном уровне. Не говоря о том, что ученые — народ нестандартный, характеры у них… отвратительные характеры, кроме нас с вами (улыбается). И кстати, я с удивлением узнал, что в Штатах есть целое научное направление, которое анализирует гетерогенность коллективов, в том числе научных. И более успешными оказываются гетерогенные коллективы — там, где мужчины и женщины, белые и черные, — они больше зарабатывают. ...

— А как вы думаете, удельный вес лженауки со времен Лысенко и расцвета его псевдонаучной школы увеличился?
— Меня сейчас как раз больше всего и волнует то, что лысенковщина возрождается. И не только это. Вот яркий пример. В 1994 году физик Павел Гаряев, который часто выступает в СМИ, опубликовал книжку «Волновой геном», цитирую (открывает книгу): «Нам удалось синтезировать эффективные вербально-волновые алгоритмы восстановления генома пшеницы и ячменя после радиационного разрушения семян этих растений». Правда, красиво звучит? А если перевести на простой русский язык, то получается, что заклинаниями можно лечить лучевую болезнь у растений. Это как изменить наследственность барышни, не вступая с ней в физический контакт — надо на неё так серьезно посмотреть и что-то ей сказать, и от страха у нее кто-нибудь родится. Ну, бред сивой кобылы. Про чистую воду мы уже не говорим…. ... Да, структурированная вода образует определённую структуру, но это не значит, что в ней что-то записано о нашей жизни. А уж если мы с вами о гомеопатии начнем говорить, то тут, я бы сказал, не в гомеопатии дело, а в психотерапии.

— А что скажете насчет теории, согласно которой унаследованный от родителей набор генов в хромосомах якобы влияет на наклонности человека, быть ему преступником или нет…
— Это все не совсем так — люди любят делать широкие обобщения. Настоящая наука знает своё место, знает пределы применимости. Я считаю, что генетика — величайшая наука, но я также знаю, чего она не может сделать. Скажем, определить свойства генетического кода, благодаря работам Крика, было возможно, но расшифровать генетический код смогла только биохимия. Поэтому надо отдавать себе отчёт, что мы знаем, а чего не знаем. А не знаем мы гораздо больше. В церкви хорошо, там постулаты — как сказано, так и будет, а у ученых вероятностные ответы. И тем не менее на этих вероятностных ответах построена вся эволюция, которая привела к нашему возникновению. А насчет наклонностей человека, быть ему преступником или учёным, то тут наследуется тип нервной деятельности — темперамент, а склонность к риску может быть удовлетворена, если либо пойти к «браткам», либо стать альпинистом, либо учёным, которые тоже часто рискуют жизнью…

— Сергей Георгиевич, но как-то все-таки можно отличить науку от лженауки?
— Не берусь говорить за всю науку, но когда сталкиваешься со всякими теориями, которые не имеют подтверждения, не воспроизводятся, тогда все становится ясно. В науке главный критерий истины — воспроизводимость результатов. В отличие от религии в науке чудес не бывает. И никакой демократии: большинством голосов истина не устанавливается. Когда Эйнштейн создал свою теорию относительности, то её никто не понимал. И правым часто оказывается меньшинство, которое сделало открытие, — оно потом охватывает широкие массы, если не мешает пресса. Как, в частности, это происходит с ГМО. ... Под эгидой нашей кафедры выходит журнал «Экологическая генетика», второй выпуск которого за этот год полностью посвящен ГМО. Я же как специалист не по борьбе «против», а по борьбе «за» ГМО предпочитаю говорить позитивное.

— Но ведь недавно правительство приняло решение отказаться от производства в России генно-модифицированных продуктов. Исключение оставили только для науки. А вы, оказывается, «за»?
— Я вам отвечу словами крупного молекулярного биолога, генного инженера, академика Константина Георгиевича Скрябина, который на вопрос, какую бы пищу он выбрал, ответил: «Генно-инженерную. Потому что её тщательно проверяют». Понимаете, пока не получено ни одного достоверного результата о том, что ГМО вредно. ... Вы знаете, к нам как-то обратились «зеленые» — ребята из «Гринпис» и попросили проверить трансгенную сою на её мутагенную активность. Мы это проверили в опытах с дрозофилой и ничего страшного не обнаружили, так они нам даже не заплатили за исследование, потому что нами был получен не тот результат, который им нужен, — видимо, надо было доказать, что ГМО — пища Франкенштейна (улыбается).

— Но ведь известно, что в Греции, Латвии, Польше, Италии, Франции и частично Великобритании уже отказались от ГМО. Хотя США, Бразилия, Аргентина, Канада, Индия и Китай продолжают выращивать ГМО-культуры…
— Так миллиард людей голодает, и нужно ускоренными темпами еду создавать, а не… давить тракторами, как это у нас делается, что меня, блокадного ребенка, возмущает. Кстати, в Америке тоже есть свое движение по контролю за ГМО, и особенно за учеными, которые создают и пропагандируют генно-инженерные продукты (они же ГМО): не платят ли им деньги компании, заинтересованные в прибылях от ГМО.
...
Ну не вкусно, и ладно — это не вредно. Мне другое интересно: как на туалетной бумаге может быть написано: «Не содержит ГМО»? Я лично — в восторге. Бизнес сообразил, что люди будут клевать на это, а что такое ГМО, они даже не знают. Ведь ГМО — генетически-модифицированные организмы, а какие организмы могут быть в туалетной бумаге?

— Но ведь продукты, на которых написано «Без ГМО», покупают чаще…
— Кто как. Просто натуральные продукты стоят гораздо дороже. Конечно, в наш экономически несовершенный век в значительной степени все диктует борьба за прибыль, поэтому будут говорить, что ГМО — страшно вредны. Я люблю шутить по этому поводу: «Мы всю жизнь едим говядину, но рога у мужиков вырастают не от этого».

— Но с производством ГМО утрачивается биоразнообразие, и недалек тот день, когда мы будем есть яблоки, груши, дыни, арбузы одного сорта…
Любая область высоких технологий может повлечь за собой негативные последствия, но совсем не те, о которых говорится в печати, интернете. Могу сказать, что сокращение биоразнообразия никак не связано с ГМО, а связано с методами ведения сельского хозяйства.

(на снимке: я получаю свой диплом биолога из рук будущего академика Инге-Вечтомова)

(источник)

(Следующий пост), (Содержание)
Tags: ГМО, лженаука, наука, точка зрения
Subscribe
promo val000 november 24, 2016 11:48 25
Buy for 100 tokens
Добавил раздел "телеспектакли" и проверил ссылки в списках лучших фильмов (предлагайте ваши любимые фильмы для включения в список!). Теперь их снова можно смотреть онлайн: Телеспектакли Художественные фильмы Сериалы и многосерийные фильмы Фильмы и мультики для детей (Следующий пост),…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments